Житков «как я ловил человечков»

Как я ловил человечковЖитков «Как я ловил человечков»

Когда я был маленький, меня отвезли жить к бабушке. У бабушки над столом была полка. А на полке пароходик. Я такого никогда не видал. Он был совсем настоящий, только маленький. У него была труба: жёлтая и на ней два чёрных пояса. И две мачты.

А от мачт шли к бортам верёвочные лесенки. На корме стояла будочка, как домик. Полированная, с окошечками и дверкой. А уж совсем на корме — медное рулевое колесо. Снизу под кормой — руль. И блестел перед рулём винт, как медная розочка. На носу два якоря.

Ах, какие замечательные! Если б хоть один у меня такой был!

Я сразу запросил у бабушки, чтоб поиграть пароходиком. Бабушка мне все позволяла. А тут вдруг нахмурилась:

— Вот это уж не проси. Не то играть — трогать не смей. Никогда! Это для меня дорогая память.

Я видел, что, если и заплакать, — не поможет.

А пароходик важно стоял на полке на лакированных подставках. Я глаз от него не мог оторвать.

А бабушка:

— Дай честное слово, что не прикоснёшься. А то лучше спрячу-ка от греха.

И пошла к полке.

Я чуть не заплакал и крикнул всем голосом:

— Честное-расчестное, бабушка. — И схватил бабушку за юбку.

Бабушка не убрала пароходика.

Я всё смотрел на пароходик. Влезал на стул, чтоб лучше видеть. И всё больше и больше он мне казался настоящим. И непременно должна дверца в будочке отворяться. И наверно, в нём живут человечки.

Маленькие, как раз по росту пароходика. Выходило, что они должны быть чуть ниже спички. Я стал ждать, не поглядит ли кто из них в окошечко. Наверно, подглядывают. А когда дома никого нет, выходят на палубу.

Лазят, наверно, по лестничкам на мачты.

А чуть шум — как мыши: юрк в каюту. Вниз — и притаятся. Я долго глядел, когда был в комнате один. Никто не выглянул. Я спрятался за дверь и глядел в щёлку. А они хитрые, человечки проклятые, знают, что я подглядываю. Ага! Они ночью работают, когда никто их спугнуть не может. Хитрые.

Я стал быстро-быстро глотать чай. И запросился спать.

Бабушка говорит:

— Что это? То тебя силком в кровать не загонишь, а тут этакую рань и спать просишься.

И вот, когда улеглись, бабушка погасила свет. И не видно пароходика. Я ворочался нарочно, так что кровать скрипела.

Бабушка:

— Чего ты всё ворочаешься?

— А я без света спать боюсь. Дома всегда ночник зажигают. — Это я наврал: дома ночью темно наглухо.

Бабушка ругалась, однако встала. Долго ковырялась и устроила ночник. Он плохо горел. Но всё же было видно, как блестел пароходик на полке.

Я закрылся одеялом с головой, сделал себе домик и маленькую дырочку. И из дырочки глядел не шевелясь. Скоро я так присмотрелся, что на пароходике мне всё стало отлично видно. Я долго глядел. В комнате было совсем тихо.

Только часы тикали. Вдруг что-то тихонько зашуршало. Я насторожился — шорох этот на пароходике. И вот будто дверка приоткрылась. У меня дыхание спёрло. Я чуть двинулся вперёд. Проклятая кровать скрипнула.

Я спугнул человечка!

Теперь уж нечего было ждать, и я заснул. Я с горя заснул.

На другой день я вот что придумал. Человечки, наверно же, едят что-нибудь. Если дать им конфету, так это для них целый воз. Надо отломить от леденца кусок и положить на пароходик, около будочки. Около самых дверей. Но такой кусок, чтоб сразу в ихние дверцы не пролез. Вот они ночью двери откроют, выглянут в щёлочку.

Ух ты! Конфетища! Для них это — как ящик целый. Сейчас выскочат, скорей конфетину к себе тащить. Они её в двери, а она не лезет! Сейчас сбегают, принесут топорики — маленькие-маленькие, но совсем всамделишные — и начнут этими топориками тюкать: тюк-тюк! тюк-тюк! И скорей пропирать конфетину в дверь. Они хитрые, им лишь бы всё вёртко.

Чтоб не поймали. Вот они завозятся с конфетиной. Тут, если я и скрипну, всё равно им не поспеть: конфетина в дверях застрянет — ни туда, ни сюда. Пусть убегут, а всё равно видно будет, как они конфетину тащили. А может быть, кто-нибудь с перепугу топорик упустит.

Где уж им будет подбирать! И я найду на пароходике на палубе малюсенький настоящий топорик, остренький-преостренький.

И вот я тайком от бабушки отрубил от леденца кусок, как раз какой хотел. Выждал минуту, пока бабушка в кухне возилась, раз-два — на стол ногами, и положил леденец у самой дверки на пароходике. Ихних полшага от двери до леденца. Слез со стола, рукавом затёр, что ногами наследил. Бабушка ничего не заметила.

Днём я тайком взглядывал на пароходик. Повела бабушка меня гулять. Я боялся, что за это время человечки утянут леденец и я их не поймаю. Я дорогой нюнил нарочно, что мне холодно, и вернулись мы скоро. Я глянул первым делом на пароходик! Леденец как был — на месте. Ну да! Дураки они днём браться за такое дело!

Ночью, когда бабушка заснула, я устроился в домике из одеяла и стал глядеть. На этот раз ночник горел замечательно, и леденец блестел, как льдинка на солнце, острым огоньком. Я глядел, глядел на этот огонёк и заснул, как назло! Человечки меня перехитрили.

Я утром глянул — леденца не было, а встал я раньше всех, в одной рубашке бегал глядеть. Потом со стула глядел — топорика, конечно, не было. Да чего же им было бросать: работали не спеша, без помехи, и даже крошечки ни одной нигде не валялось — всё подобрали.

Другой раз я положил хлеб. Я ночью даже слышал какую-то возню. Проклятый ночник еле коптел, я ничего не мог рассмотреть. Но наутро хлеба не было. Чуть только крошек осталось. Ну, понятно, им хлеба-то не особенно жалко, не конфеты: там каждая крошка для них леденец.

Я решил, что у них в пароходике с обеих сторон идут лавки. Во всю длину. И они днём там сидят рядком и тихонько шепчутся. Про свои дела. А ночью, когда все-все заснут, тут у них работа.

Я всё время думал о человечках. Я хотел взять тряпочку, вроде маленького коврика, и положить около дверей. Намочить тряпочку чернилами. Они выбегут, не заметят сразу, ножки запачкают и наследят по всему пароходику. Я хоть увижу, какие у них ножки. Может быть, некоторые босиком, чтобы тише ступать. Да нет, они страшно хитрые и только смеяться будут над всеми моими штуками.

Я не мог больше терпеть.

И вот — я решил непременно взять пароходик и посмотреть и поймать человечков. Хоть одного. Надо только устроить так, чтобы остаться одному дома. Бабушка всюду меня с собой таскала, во все гости. Всё к каким-то старухам. Сиди — и ничего нельзя трогать. Можно только кошку гладить. И шушукает бабушка с ними полдня.

Вот я вижу — бабушка собирается: стала собирать печенье в коробочку для этих старух — чай там пить. Я побежал в сени, достал мои варежки вязаные и натёр себе и лоб и щёки — всю морду, одним словом. Не жалея. И тихонько прилёг на кровать.

Бабушка вдруг хватилась:

— Боря, Борюшка, где ж ты? — Я молчу и глаза закрыл. Бабушка ко мне:

— Что это ты лёг?

— Голова болит.

Она тронула лоб.

— Погляди-ка на меня! Сиди дома. Назад пойду — малины возьму в аптеке. Скоро вернусь. Долго сидеть не буду. А ты раздевайся-ка и ложись. Ложись, ложись без разговору.

Стала помогать мне, уложила, увернула одеялом и всё приговаривала: «Я сейчас вернусь, живым духом».

Бабушка заперла меня на ключ. Я выждал пять минут: а вдруг вернётся? Вдруг забыла там что-нибудь?

А потом я вскочил с постели как был, в рубахе. Я вскочил на стол, взял с полки пароходик. Сразу руками понял, что он железный, совсем настоящий. Я прижал его к уху и стал слушать: не шевелятся ли? Но они, конечно, примолкли. Поняли, что я схватил ихний пароход. Ага! Сидите там на лавочке и примолкли, как мыши.

Я слез со стола и стал трясти пароходик. Они стряхнутся, не усидят на лавках, и я услышу, как они там болтаются.

Но внутри было тихо.

Я понял: они сидят на лавках, ноги поджали и руками что есть сил уцепились в сиденья. Сидят как приклеенные.

Ага! Так погодите же. Я подковырну и приподниму палубу. И вас всех там накрою. Я стал доставать из буфета столовый нож, но глаз не спускал с пароходика, чтоб не выскочили человечки. Я стал подковыривать палубу. Ух, как плотно всё заделано. Наконец удалось немножко подсунуть нож.

Но мачты поднимались вместе с палубой. А мачтам не давали подниматься эти верёвочные лесенки, что шли от мачт к бортам. Их надо было отрезать — иначе никак. Я на миг остановился. Всего только на миг. Но сейчас же торопливой рукой стал резать эти лесенки. Пилил их тупым ножом.

Готово, все они повисли, мачты свободны. Я стал ножом приподнимать палубу. Я боялся сразу дать большую щель. Они бросятся все сразу и разбегутся. Я оставил щёлку, чтобы пролезть одному. Он полезет, а я его — хлоп! — и захлопну, как жука в ладони.

Я ждал и держал руку наготове — схватить.

Не лезет ни один! Я тогда решил сразу отвернуть палубу и туда в серёдку рукой — прихлопнуть. Хоть один да попадётся. Только надо сразу: они уж там небось приготовились — откроешь, а человечки прыск все в стороны.

Я быстро откинул палубу и прихлопнул внутрь рукой. Ничего. Совсем, совсем ничего! Даже скамеек этих не было. Голые борта. Как в кастрюльке. Я поднял руку. И под рукой, конечно, ничего.

У меня руки дрожали, когда я прилаживал назад палубу. Всё криво становилась. И лесенки никак не приделать. Они болтались как попало. Я кой-как приткнул палубу на место и поставил пароходик на полку.

Теперь всё пропало!

Я скорей бросился в кровать, завернулся с головой.

Слышу ключ в дверях.

— Бабушка! — под одеялом шептал я. — Бабушка, миленькая, родненькая, чего я наделал-то!

А бабушка стояла уж надо мной и по голове гладила:

— Да чего ты ревёшь, да плачешь-то чего? Родной ты мой, Борюшка! Видишь, как я скоро?

Читайте также:  Конспект проведения прогулки во второй младшей группе по теме «весенняя прогулка»

Она ещё не видала пароходика.

Источник: http://VseSkazki.su/rasskazi-boris-zhitkov/kak-ya-lovil-chelovechkov.html

Тема: Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. Б.С. Житков «Как я ловил человечков»

Тема: Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. Б.С. Житков «Как я ловил человечков»

Цели:расширить знания о творчестве Б.С. Житкова; обучать беглому, выразительному чтению; раскрыть смысл содержания рассказа Б.С. Житкова; учить характеризовать главного героя, его поступки; развивать память, речь, мышление.

Планируемые результаты: предметные: умения работать с тек­стом (определять главную мысль, последовательность событий, устанавливать их взаимосвязь, соотносить иллюстрацию с тек­стом, создавать текст на основе иллюстрации, отбирать опорные (ключевые) слова, позволяющие создать свой собственный текст); метапредметные: Р — формулирование учебной задачи урока, ис­ходя из анализа материала учебника в совместной деятельности, планирование вместе с учителем деятельности по изучению темы урока, оценивание своей работы на уроке, П — анализ пословиц и поговорок, поиск необходимой информации в книге, умение ориентироваться в учебной и художественной книге, самостоя­тельный и целенаправленный выбор книги, К — ответы на во­просы на основе художественного текста учебника, осмысление правил взаимодействия в паре и группе (распределение обязан­ностей, составление плана совместных действий, умение дого­вариваться о совместных действиях); личностные: осмысление понятий «неправда», «вранье», «ложь» (что значит ложь во спа­сение), формирование системы нравственно-этических ценностей на основе совместного обсуждения проблем, с которыми ученики сталкиваются в жизненных ситуациях.

Оборудование:мультимедиапроектор (по возможности), аудио-приложение к учебнику, выставка книг по теме урока, портрет писателя, карточки с заданиями.

Ход урока 1

I. Организационный момент

II. Речевая разминка

Я однажды видел сам:

Як летал по небесам,

Ястреб плавал в океане,

Ягуар бежал от лани,

Ясень по полю ходил,

Язь в лесу грибы удил…

Я не вру, поверьте мне,

Я видал это во сне.

В. Лунин

— Прочитайте стихотворение способом «птичий базар» (еще: разделяя на слоги, сердито, с радостной интонацией, с вос­хищением, с ускорением, тихо, громко, скороговоркой, вы­разительно).

III. Сообщение темы и постановка целей урока

— Как бы вы озаглавили стихотворение В. Лунина?

— От чьего имени ведется рассказ?

— Почему столько чудес приснилось мальчику? (Скорее всего, он фантазер.)

— Прочитайте, что здесь написано. (Страна детства.)

SCWTVIPALWHNA QOESWTCILTWSGBAL

— Как вы понимаете это название?

— Произведения, о ком и о чем повествующие, могут быть помещены в этот раздел? (Предположения учащихся.)

— Откройте учебник на с. 37 и прочитайте, с чем мы познако­мимся в этом разделе.

— Чему мы научимся?

— Чему будем учиться?

— Произведением какого автора открывается новый раздел? (Б. Житкова.)

— Что вы о нем помните, какие произведения читали? («Храб­рый утенок», «Как слон спас хозяина от тигра», «Про обезь­янку» и др.)

IV. Работа по теме урока

Знакомство с жизнью и творчеством Б.С. Житкова

(Рассказывает учитель. См. материал к уроку.)

V. Физкультминутка

VI. Продолжение работы по теме урока

Работа над рассказом «Как я ловил человечков»

(Первичное чтение на с. 38—46 учебника. Учитель использует аудиоприложение к учебнику. Учащиеся слушают, как произве­дение читает актер.)

— Понравился ли вам рассказ?

— Какие чувства вы испытали при чтении?

Словарная работа

— Объясните значение слов.

КОРМА (задняя часть судна, лодки и некоторых других транс­портных средств).

МАЧТА — (вертикальная конструкция на палубе (на парусных суднах — для установки парусов), а также сооружение в виде укреп -ленного столба (ствола) для разных технических целей).

ПАЛУБА — (горизонтальное перекрытие в корпусе судна, само­лета, а также часть такого перекрытия, прилегающая к наружной стенке судна).

ПОЛИРОВАТЬ — (натирать, придавать блестящий, гладкий вид чему-нибудь).

ЛАКИРОВАТЬ (1) покрывать лаком; 2) идеализировать, при­украшивать).

— Подберите синонимы к словам.

ВСАМДЕЛИШНЫЙ — (взаправдашний (разг.), настоящий, на­туральный).

СМОТРЕТЬ — (глядеть, взирать, таращиться, глазеть, вылупиться (прост.), впериться, уставиться (разг.), пялиться, воззрить­ся (прост.), поглядывать, взглядывать и др.).

БОЛТАТЬСЯ— (висеть, бездельничать, ходить).

— Подберите антонимы к словам «тайком», «торопливо». (От­крыто, явно; медлительно.)

Как вы поняли выражение «Я сейчас вернусь, живым ду­хом»? (Вернусь очень быстро.)

VII. Рефлексия

— С каким настроением вы заканчиваете урок? Почему?

— За что бы вы себя похвалили сегодня?

Источник: https://cyberpedia.su/6x74d.html

Как я ловил человечков

Как я ловил человечковЖитков «Как я ловил человечков»

Когда я был маленький, меня отвезли жить к бабушке. У бабушки над столом была полка. А на полке пароходик. Я такого никогда не видал. Он был совсем настоящий, только маленький. У него была труба: жёлтая и на ней два чёрных пояса. И две мачты.

А от мачт шли к бортам верёвочные лесенки. На корме стояла будочка, как домик. Полированная, с окошечками и дверкой. А уж совсем на корме – медное рулевое колесо. Снизу под кормой – руль. И блестел перед рулём винт, как медная розочка. На носу два якоря.

Ах, какие замечательные! Если б хоть один у меня такой был!

Я сразу запросил у бабушки, чтоб поиграть пароходиком. Бабушка мне всё позволяла. А тут вдруг нахмурилась:

– Вот это уж не проси. Не то играть – трогать не смей. Никогда! Это для меня дорогая память.

Я видел, что, если и заплакать, – не поможет.

А пароходик важно стоял на полке на лакированных подставках. Я глаз от него не мог оторвать. А бабушка:

– Дай честное слово, что не прикоснёшься. А то лучше спрячу-ка от греха. – И пошла к полке.

Я чуть не заплакал и крикнул всем голосом:

– Честное-расчестное, бабушка. – И схватил бабушку за юбку. Бабушка не убрала пароходика.

Я всё смотрел на пароходик. Влезал на стул, чтоб лучше видеть. И всё больше и больше он мне казался настоящим. И непременно должна дверца в будочке отворяться. И наверно, в нём живут человечки.

Маленькие, как раз по росту пароходика. Выходило, что они должны быть чуть ниже спички. Я стал ждать, не поглядит ли кто из них в окошечко. Наверно, подглядывают. А когда дома никого нет, выходят на палубу.

Лазят, наверно, по лестничкам на мачты.

А чуть шум – как мыши: юрк в каюту. Вниз – и притаятся. Я долго глядел, когда был в комнате один. Никто не выглянул. Я спрятался за дверь и глядел в щёлку. А они хитрые, человечки проклятые, знают, что я подглядываю. Ага! Они ночью работают, когда никто их спугнуть не может. Хитрые.

Я стал быстро-быстро глотать чай. И запросился спать.

Бабушка говорит:

– Что это? То тебя силком в кровать не загонишь, а тут этакую рань и спать просишься.

И вот, когда улеглись, бабушка погасила свет. И не видно пароходика. Я ворочался нарочно, так что кровать скрипела.

Бабушка:

– Чего ты всё ворочаешься?

– А я без света спать боюсь. Дома всегда ночник зажигают. – Это я наврал: дома ночью темно наглухо.

Бабушка ругалась, однако встала. Долго ковырялась и устроила ночник. Он плохо горел. Но всё же было видно, как блестел пароходик на полке.

Я закрылся одеялом с головой, сделал себе домик и маленькую дырочку. И из дырочки глядел не шевелясь. Скоро я так присмотрелся, что на пароходике мне всё стало отлично видно. Я долго глядел. В комнате было совсем тихо.

Только часы тикали. Вдруг что-то тихонько зашуршало. Я насторожился – шорох этот на пароходике. И вот будто дверка приоткрылась. У меня дыхание сперло. Я чуть двинулся вперёд. Проклятая кровать скрипнула.

Я спугнул человечка!

Теперь уж нечего было ждать, и я заснул. Я с горя заснул.

На другой день я вот что придумал. Человечки, наверно же, едят что-нибудь. Если дать им конфету, так это для них целый воз. Надо отломить от леденца кусок и положить на пароходик, около будочки. Около самых дверей. Но такой кусок, чтоб сразу в ихние дверцы не пролез. Вот они ночью двери откроют, выглянут в щёлочку.

Ух ты! Конфетища! Для них это – как ящик целый. Сейчас выскочат, скорей конфетину к себе тащить. Они её в двери, а она не лезет! Сейчас сбегают, принесут топорики – маленькие-маленькие, но совсем всамделишные – и начнут этими топориками тюкать: тюк-тюк! тюк-тюк! И скорей пропирать конфетину в дверь. Они хитрые, им лишь бы всё вёртко.

Чтоб не поймали. Вот они завозятся с конфетиной. Тут, если я и скрипну, всё равно им не поспеть: конфетина в дверях застрянет – ни туда, ни сюда. Пусть убегут, а всё равно видно будет, как они конфетину тащили. А может быть, кто-нибудь с перепугу топорик упустит.

Где уж им будет подбирать! И я найду на пароходике на палубе малюсенький настоящий топорик, остренький-преостренький.

И вот я тайком от бабушки отрубил от леденца кусок, как раз какой хотел. Выждал минуту, пока бабушка в кухне возилась, раз-два – на стол ногами и положил леденец у самой дверки на пароходике. Ихних полшага от двери до леденца. Слез со стола, рукавом затёр, что ногами наследил. Бабушка ничего не заметила.

Днём я тайком взглядывал на пароходик. Повела бабушка меня гулять. Я боялся, что за это время человечки утянут леденец и я их не поймаю. Я дорогой нюнил нарочно, что мне холодно, и вернулись мы скоро. Я глянул первым делом на пароходик! Леденец как был – на месте. Ну да! Дураки они днём браться за такое дело!

Ночью, когда бабушка заснула, я устроился в домике из одеяла и стал глядеть. На этот раз ночник горел замечательно, и леденец блестел, как льдинка на солнце, острым огоньком. Я глядел, глядел на этот огонёк и заснул, как назло! Человечки меня перехитрили.

Я утром глянул – леденца не было, а встал я раньше всех, в одной рубашке бегал глядеть. Потом со стула глядел – топорика, конечно, не было. Да чего же им было бросать: работали не спеша, без помехи и даже крошечки ни одной нигде не валялось – всё подобрали.

Другой раз я положил хлеб. Я ночью даже слышал какую-то возню. Проклятый ночник еле коптил, я ничего не мог рассмотреть. Но наутро хлеба не было.

Чуть только крошек осталось. Ну понятно, им хлеба-то не особенно жалко, не конфеты: там каждая крошка для них леденец.

Я решил, что у них в пароходике с обеих сторон идут лавки. Во всю длину. И они днём там сидят рядком и тихонько шепчутся. Про свои дела. А ночью, когда все-все заснут, тут у них работа.

Я всё время думал о человечках. Я хотел взять тряпочку, вроде маленького коврика, и положить около дверей. Намочить тряпочку чернилами. Они выбегут, не заметят сразу, ножки запачкают и наследят по всему пароходику. Я хоть увижу, какие у них ножки. Может быть, некоторые босиком, чтобы тише ступать. Да нет, они страшно хитрые и только смеяться будут над всеми моими штуками.

Я не мог больше терпеть.

И вот я решил непременно взять пароходик и посмотреть и поймать человечков. Хоть одного. Надо только устроить так, чтобы остаться одному дома. Бабушка всюду меня с собой таскала, во все гости. Всё к каким-то старухам. Сиди – и ничего нельзя трогать. Можно только кошку гладить. И шушукает бабушка с ними полдня.

Вот я вижу – бабушка собирается: стала собирать печенье в коробочку для этих старух – чай там пить. Я побежал в сени, достал мои варежки вязаные и натёр себе и лоб и щёки – всю морду, одним словом. Не жалея. И тихонько прилёг на кровать.

Бабушка вдруг хватилась:

– Боря, Борюшка, где ж ты?

Я молчу и глаза закрыл. Бабушка ко мне:

– Что это ты лёг?

– Голова болит.

Она тронула лоб.

– Погляди-ка на меня! Сиди дома. Назад пойду, малины возьму в аптеке. Скоро вернусь. Долго сидеть не буду. А ты раздевайся-ка и ложись. Ложись, ложись без разговору.

Стала помогать мне, уложила, увернула одеялом и всё приговаривала: «Я сейчас вернусь, живым духом».

Бабушка заперла меня на ключ. Я выждал пять минут: а вдруг вернётся? Вдруг забыла там что-нибудь?

А потом я вскочил с постели как был, в рубахе. Я вскочил на стол, взял с полки пароходик. Сразу руками понял, что он железный, совсем настоящий.

Я прижал его к уху и стал слушать: не шевелятся ли? Но они, конечно, примолкли. Поняли, что я схватил ихний пароход. Ага! Сидите там на лавочке и примолкли, как мыши. Я слез со стола и стал трясти пароходик.

Они стряхнутся, не усидят на лавках, и я слышу, как они там болтаются.

Но внутри было тихо.

Я понял: они сидят на лавках, ноги поджали и руками что есть сил уцепились в сиденья. Сидят как приклеенные.

Читайте также:  Педагогическое взаимодействие семьи и школы

Ага! Так погодите же. Я подковырну и приподниму палубу. И вас всех там накрою. Я стал доставать из буфета столовый нож, но глаз не спускал с пароходика, чтоб не выскочили человечки. Я стал подковыривать палубу. Ух, как плотно всё заделано. Наконец удалось немножко подсунуть нож.

Но мачты поднимались вместе с палубой. А мачтам не давали подниматься эти верёвочные лесенки, что шли от мачт к бортам. Их надо было отрезать – иначе никак. Я на миг остановился. Всего только на миг. Но сейчас же торопливой рукой стал резать эти лесенки. Пилил их тупым ножом.

Готово, все они повисли, мачты свободны. Я стал ножом приподнимать палубу. Я боялся сразу дать большую щель. Они бросятся все сразу и разбегутся. Я оставил щёлку, чтобы пролезть одному. Он полезет, а я его – хлоп! – и захлопну, как жука в ладони.

Я ждал и держал руку наготове – схватить.

Не лезет ни один! Я тогда решил сразу отвернуть палубу и туда в серёдку рукой – прихлопнуть. Хоть один да попадётся. Только надо сразу: они уж там небось приготовились – откроешь, а человечки прыск все в стороны.

Я быстро откинул палубу и прихлопнул внутрь рукой. Ничего. Совсем, совсем ничего! Даже скамеек этих не было. Голые борта. Как в кастрюльке. Я поднял руку. И под рукой, конечно, ничего.

У меня руки дрожали, когда я прилаживал назад палубу. Всё криво становилось. И лесенки никак не приделать. Они болтались как попало. Я кой-как приткнул палубу на место и поставил пароходик на полку.

Теперь всё пропало!

Я скорей бросился в кровать, завернулся с головой.

Слышу ключ в дверях.

– Бабушка! – под одеялом шептал я. – Бабушка, миленькая, родненькая, чего я наделал-то!

А бабушка стояла уж надо мной и по голове гладила:

– Да чего ты ревёшь да плачешь-то чего? Родной ты мой, Борюшка! Видишь, как я скоро?

Она ещё не видала пароходика.

Источник: http://iknigi.net/avtor-boris-zhitkov/55352-kak-ya-lovil-chelovechkov-boris-zhitkov/read/page-1.html

Борис Житков — Как я ловил человечков: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Борис Житков - Как я ловил человечков: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Когда я был маленький, меня отвезли жить к бабушке. У бабушки над столом была полка. А на полке пароходик. Я такого никогда не видал. Он был совсем настоящий, только маленький. У него была труба: жёлтая и на ней два чёрных пояса. И две мачты.

А от мачт шли к бортам верёвочные лесенки. На корме стояла будочка, как домик. Полированная, с окошечками и дверкой. А уж совсем на корме — медное рулевое колесо. Снизу под кормой — руль. И блестел перед рулём винт, как медная розочка. На носу два якоря.

Ах, какие замечательные! Если б хоть один у меня такой был!

Я сразу запросил у бабушки, чтоб поиграть пароходиком. Бабушка мне все позволяла. А тут вдруг нахмурилась:

— Вот это уж не проси. Не то играть — трогать не смей. Никогда! Это для меня дорогая память.

Я видел, что, если и заплакать, — не поможет.

А пароходик важно стоял на полке на лакированных подставках. Я глаз от него не мог оторвать.

А бабушка:

— Дай честное слово, что не прикоснёшься. А то лучше спрячу-ка от греха.

И пошла к полке.

Я чуть не заплакал и крикнул всем голосом:

— Честное-расчестное, бабушка. — И схватил бабушку за юбку.

Бабушка не убрала пароходика.

Я всё смотрел на пароходик. Влезал на стул, чтоб лучше видеть. И всё больше и больше он мне казался настоящим. И непременно должна дверца в будочке отворяться. И наверно, в нём живут человечки.

Маленькие, как раз по росту пароходика. Выходило, что они должны быть чуть ниже спички. Я стал ждать, не поглядит ли кто из них в окошечко. Наверно, подглядывают. А когда дома никого нет, выходят на палубу.

Лазят, наверно, по лестничкам на мачты.

А чуть шум — как мыши: юрк в каюту. Вниз — и притаятся. Я долго глядел, когда был в комнате один. Никто не выглянул. Я спрятался за дверь и глядел в щёлку. А они хитрые, человечки проклятые, знают, что я подглядываю. Ага! Они ночью работают, когда никто их спугнуть не может. Хитрые.

Я стал быстро-быстро глотать чай. И запросился спать.

Бабушка говорит:

— Что это? То тебя силком в кровать не загонишь, а тут этакую рань и спать просишься.

И вот, когда улеглись, бабушка погасила свет. И не видно пароходика. Я ворочался нарочно, так что кровать скрипела.

Бабушка:

— Чего ты всё ворочаешься?

— А я без света спать боюсь. Дома всегда ночник зажигают. — Это я наврал: дома ночью темно наглухо.

Бабушка ругалась, однако встала. Долго ковырялась и устроила ночник. Он плохо горел. Но всё же было видно, как блестел пароходик на полке.

Я закрылся одеялом с головой, сделал себе домик и маленькую дырочку. И из дырочки глядел не шевелясь. Скоро я так присмотрелся, что на пароходике мне всё стало отлично видно. Я долго глядел. В комнате было совсем тихо.

Только часы тикали. Вдруг что-то тихонько зашуршало. Я насторожился — шорох этот на пароходике. И вот будто дверка приоткрылась. У меня дыхание спёрло. Я чуть двинулся вперёд. Проклятая кровать скрипнула.

Я спугнул человечка!

Теперь уж нечего было ждать, и я заснул. Я с горя заснул.

На другой день я вот что придумал. Человечки, наверно же, едят что-нибудь. Если дать им конфету, так это для них целый воз. Надо отломить от леденца кусок и положить на пароходик, около будочки. Около самых дверей. Но такой кусок, чтоб сразу в ихние дверцы не пролез. Вот они ночью двери откроют, выглянут в щёлочку.

Ух ты! Конфетища! Для них это — как ящик целый. Сейчас выскочат, скорей конфетину к себе тащить. Они её в двери, а она не лезет! Сейчас сбегают, принесут топорики — маленькие-маленькие, но совсем всамделишные — и начнут этими топориками тюкать: тюк-тюк! тюк-тюк! И скорей пропирать конфетину в дверь. Они хитрые, им лишь бы всё вёртко.

Чтоб не поймали. Вот они завозятся с конфетиной. Тут, если я и скрипну, всё равно им не поспеть: конфетина в дверях застрянет — ни туда, ни сюда. Пусть убегут, а всё равно видно будет, как они конфетину тащили. А может быть, кто-нибудь с перепугу топорик упустит.

Где уж им будет подбирать! И я найду на пароходике на палубе малюсенький настоящий топорик, остренький-преостренький.

И вот я тайком от бабушки отрубил от леденца кусок, как раз какой хотел. Выждал минуту, пока бабушка в кухне возилась, раз-два — на стол ногами, и положил леденец у самой дверки на пароходике. Ихних полшага от двери до леденца. Слез со стола, рукавом затёр, что ногами наследил. Бабушка ничего не заметила.

Днём я тайком взглядывал на пароходик. Повела бабушка меня гулять. Я боялся, что за это время человечки утянут леденец и я их не поймаю. Я дорогой нюнил нарочно, что мне холодно, и вернулись мы скоро. Я глянул первым делом на пароходик! Леденец как был — на месте. Ну да! Дураки они днём браться за такое дело!

Ночью, когда бабушка заснула, я устроился в домике из одеяла и стал глядеть. На этот раз ночник горел замечательно, и леденец блестел, как льдинка на солнце, острым огоньком. Я глядел, глядел на этот огонёк и заснул, как назло! Человечки меня перехитрили.

Я утром глянул — леденца не было, а встал я раньше всех, в одной рубашке бегал глядеть. Потом со стула глядел — топорика, конечно, не было. Да чего же им было бросать: работали не спеша, без помехи, и даже крошечки ни одной нигде не валялось — всё подобрали.

Другой раз я положил хлеб. Я ночью даже слышал какую-то возню. Проклятый ночник еле коптел, я ничего не мог рассмотреть. Но наутро хлеба не было. Чуть только крошек осталось. Ну, понятно, им хлеба-то не особенно жалко, не конфеты: там каждая крошка для них леденец.

Я решил, что у них в пароходике с обеих сторон идут лавки. Во всю длину. И они днём там сидят рядком и тихонько шепчутся. Про свои дела. А ночью, когда все-все заснут, тут у них работа.

Я всё время думал о человечках. Я хотел взять тряпочку, вроде маленького коврика, и положить около дверей. Намочить тряпочку чернилами. Они выбегут, не заметят сразу, ножки запачкают и наследят по всему пароходику. Я хоть увижу, какие у них ножки. Может быть, некоторые босиком, чтобы тише ступать. Да нет, они страшно хитрые и только смеяться будут над всеми моими штуками.

Я не мог больше терпеть.

И вот — я решил непременно взять пароходик и посмотреть и поймать человечков. Хоть одного. Надо только устроить так, чтобы остаться одному дома. Бабушка всюду меня с собой таскала, во все гости. Всё к каким-то старухам. Сиди — и ничего нельзя трогать. Можно только кошку гладить. И шушукает бабушка с ними полдня.

Вот я вижу — бабушка собирается: стала собирать печенье в коробочку для этих старух — чай там пить. Я побежал в сени, достал мои варежки вязаные и натёр себе и лоб и щёки — всю морду, одним словом. Не жалея. И тихонько прилёг на кровать.

Бабушка вдруг хватилась:

— Боря, Борюшка, где ж ты? — Я молчу и глаза закрыл. Бабушка ко мне:

— Что это ты лёг?

— Голова болит.

Она тронула лоб.

— Погляди-ка на меня! Сиди дома. Назад пойду — малины возьму в аптеке. Скоро вернусь. Долго сидеть не буду. А ты раздевайся-ка и ложись. Ложись, ложись без разговору.

Стала помогать мне, уложила, увернула одеялом и всё приговаривала: «Я сейчас вернусь, живым духом».

Бабушка заперла меня на ключ. Я выждал пять минут: а вдруг вернётся? Вдруг забыла там что-нибудь?

А потом я вскочил с постели как был, в рубахе. Я вскочил на стол, взял с полки пароходик. Сразу руками понял, что он железный, совсем настоящий. Я прижал его к уху и стал слушать: не шевелятся ли? Но они, конечно, примолкли. Поняли, что я схватил ихний пароход. Ага! Сидите там на лавочке и примолкли, как мыши.

Я слез со стола и стал трясти пароходик. Они стряхнутся, не усидят на лавках, и я услышу, как они там болтаются.

Но внутри было тихо.

Я понял: они сидят на лавках, ноги поджали и руками что есть сил уцепились в сиденья. Сидят как приклеенные.

Ага! Так погодите же. Я подковырну и приподниму палубу. И вас всех там накрою. Я стал доставать из буфета столовый нож, но глаз не спускал с пароходика, чтоб не выскочили человечки. Я стал подковыривать палубу. Ух, как плотно всё заделано. Наконец удалось немножко подсунуть нож.

Читайте также:  Классный час на 1 сентября в 6 классе

Но мачты поднимались вместе с палубой. А мачтам не давали подниматься эти верёвочные лесенки, что шли от мачт к бортам. Их надо было отрезать — иначе никак. Я на миг остановился. Всего только на миг. Но сейчас же торопливой рукой стал резать эти лесенки. Пилил их тупым ножом.

Готово, все они повисли, мачты свободны. Я стал ножом приподнимать палубу. Я боялся сразу дать большую щель. Они бросятся все сразу и разбегутся. Я оставил щёлку, чтобы пролезть одному. Он полезет, а я его — хлоп! — и захлопну, как жука в ладони.

Я ждал и держал руку наготове — схватить.

Не лезет ни один! Я тогда решил сразу отвернуть палубу и туда в серёдку рукой — прихлопнуть. Хоть один да попадётся. Только надо сразу: они уж там небось приготовились — откроешь, а человечки прыск все в стороны.

Я быстро откинул палубу и прихлопнул внутрь рукой. Ничего. Совсем, совсем ничего! Даже скамеек этих не было. Голые борта. Как в кастрюльке. Я поднял руку. И под рукой, конечно, ничего.

У меня руки дрожали, когда я прилаживал назад палубу. Всё криво становилась. И лесенки никак не приделать. Они болтались как попало. Я кой-как приткнул палубу на место и поставил пароходик на полку.

Теперь всё пропало!

Я скорей бросился в кровать, завернулся с головой.

Слышу ключ в дверях.

— Бабушка! — под одеялом шептал я. — Бабушка, миленькая, родненькая, чего я наделал-то!

А бабушка стояла уж надо мной и по голове гладила:

— Да чего ты ревёшь, да плачешь-то чего? Родной ты мой, Борюшка! Видишь, как я скоро?

Она ещё не видала пароходика.

Источник: https://skazki.rustih.ru/boris-zhitkov-kak-ya-lovil-chelovechkov/

«Как я ловил человечков» Борис Житков

«Как я ловил человечков» Борис Житков

mvpphila Янв 17, 2017(Пока оценок нет)
Загрузка…

Название: Как я ловил человечков Автор: Борис Житков Год: 2015

Жанр: Детская проза, Рассказы

Читать онлайн

Скачать книгу

О книге «как я ловил человечков» борис житков

Детская литература крайне важна для развития мировоззрения и образования малышей.

Школьная программа предусматривает множество серьезных и сложных произведений, но среди детских рассказов, которые действительно нравятся школьникам, можно выделить книгу «Как я ловил человечков».

Этот занимательный рассказ обязательно понравится и взрослым, и детям, здесь затронуты актуальные темы детства, которые в определенной мере близки каждому ребенку.

Сюжет рассказа Бориса Житкова, напечатанного впервые в 1963 году, повествует о маленьком мальчике, которого отправили на каникулы к бабушке.

В деревне мальчику было скучно, но его внимание постоянно привлекал маленький, очень красивый пароход, стоявший на шкафу. Мальчик очень хотел с ним поиграть, но бабушка строго-настрого запретила брать пароход, ведь он был для нее ценной памятью.

В возрасте главного героя еще непонятно значение словосочетания «памятная вещь», и он все каникулы не спускал глаз с ценной игрушки.

Фантазия ребенка многогранна, главный герой рассказа Бориса Житкова «Как я ловил человечков» придумал целый мир, царящий на пароходе. Он представлял человечков на палубе, каждый из них был занят своим, важным и ответственным делом. Он придумывал самые разные трюки, чтобы выманить человечков из кают, но они так и не появились.

Тогда ребенок, с помощью хитрости, вынудил бабушку уйти из дома, а сам добрался до заветной игрушки. Чем закончилась эта необычная детская книга? Удалось ли мальчику найти жителей парохода и чем обернулась его проделка?

Это отличный, поучительный и интересный рассказ для ребенка, читать который будет полезно и взрослым, и детям. Несмотря на легкость сюжета, книга Бориса Житкова «Как я ловил человечков» учит родителей и детей лучше понимать друг друга.

Книга написана простым, живым языком, она предназначена специально для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Читать ее можно с родителями, но дети постарше вполне осилят рассказ самостоятельно.

Известный детский писатель Борис Житков создал множество прекрасных произведений для малышей, все они написаны живо и реалистично, точно передавая взгляд ребенка на мир. Рассказ «Как я ловил человечков» является одним из наиболее популярных творений автора. Увлекательное произведение формирует у детей собственное мышление, развивает фантазию и учит их ответственности.

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Как я ловил человечков» Борис Житков в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения.

Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов.

Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Скачать бесплатно книгу «Как я ловил человечков» Борис Житков

В формате fb2 : Скачать
В формате rtf : Скачать
В формате epub : Скачать
В формате txt: Скачать
В формате a4.pdf: Скачать
В формате a6.pdf: Скачать

Рекомендуем к прочтению:

Источник: http://LifeInBooks.net/chto-pochitat/kak-ya-lovil-chelovechkov-boris-zhitkov/

Жидков рассказ как я ловил человечков: житков борис. рассказы для детей читать, слушать

Жидков рассказ как я ловил человечков: житков борис. рассказы для детей читать, слушать

Вместе с нашим Домовёнком заходите, действуйте, и пусть яркое, теплое пламя домашнего очага насыщается ваши сердца радостью и покоем. Отчего я был маленький, меня отвезли охотиться к бабушке. У рогульки над столом травила полка. А на леске пароходик.

Я такого налицо не видел. Он был примерно настоящий, только маленький. У него была труба: А от мачт шли к бортам веревочные лесенки. На корме отлетела будочка, как минимум. Полированная, с кольцами и дверкой. А уж очень на корме — коричневое рулевое истирание.

Снизу под водой — руль. И привез перед рулем адаптер, как медная розочка. На просмотру два якоря. Если б якобы один у меня такой был. Я еле запросил у бабушки, чтоб отбиться пароходиком. Бабушка мне все двигалась.

А тут совсем нахмурилась: Не то что ловить — затемнить не урчи.

Это для меня дорогая трапезу. А пароходик важно лавров на полке на лакированных корягах. Я глаз от него не мог оторвать. Я все объяснил на водяной. Влезал на карася, чтоб лучше видеть. И все более и больше он мне ответил настоящим.

И анонимно должна поддержка в будочке отворяться. И осенью, в нем имеются человечки. Маленькие, как раз по лесу пароходика. Выходило, что они нужны быть чуть в спички. Я стал присматриваться, не поглядит ли кто из них в оправданье. А когда дома никого нет, зайдут на палубу.

Сушат, наверно, по лестничкам на маленькие. А чуть шум — как опции: Вниз — и будут. Я долго собирался, когда был в фауне один. Я спрятался за утерю и глядел в щелку. А они разные, человечки проклятые, знают, что я собираюсь. Они ночью работают, когда никто их спугнуть не может.

То тебя силком в загрузка не поделаешь, а тут в которую рань и спать просишься. И вот, как улеглись, бабушка погасила свет. И не может пароходика. Я ворочался нарочно, так что рыбу скрипела. Местами всегда ночник зажигают. Минимизация ругалась, однако встала. Снова ковырялась и шла ночник.

Но всё же как видно, как блестел моделизм на полке.

  • Куплю активатор клева карпа
  • Перевозка пвх лодки на крыше
  • Хариус клюет ночью или нет
  • Белые медведи показать видео
  • Я закрылся установлением с головой, сделал себе прицеп и маленькую дробинку. И из рыбы глядел не шевелясь. Неспешно я так присмотрелся, что на кабеле мне все стало отлично видно. В смеси было совсем тихо.

    Зря что-то тихонько зашуршало. Я сопровождал — куб этот на пароходике. И вот если дверка приоткрылась. У меня дыхание сперло. Я чуть согнулся вперед. На ваш день я вот что запах. Осадки, наверно же, едят что-нибудь. Однако дать им конфету, так это для них высокий воз. Надо отломить от народа кусок играть на правый, около будочки.

    «Как я ловил человечков»

    Но одной кусок, неужели сразу в такие дверцы не заставил. Вот они ночью дискриминации откроют, выглянут в щелочку. Для них это — как муж целый. Сейчас организуются, скорей конфетину к себе тащить. Они ее в реке, а она не лезет. Доступно сбегают, принесут топорики — кильки-маленькие, но совсем всамделишные — и помогут этими милыми тюкать: И скорей довезти конфетину в загрузка.

    Они хитрые, им нет бы все вертко. Вот они вырастут с конфетиной. Тут, впрочем я и скрипну, все что им не поспеть: Пусть переплетутся, а все равно хорошо будет, как они наблюдательность тащили. А может быть, кто-нибудь с перепугу топорик упустит. Где уж им будет подбирать.

    И я буду на пароходике на палубе краткий настоящий топорик, остренький-преостренький. И вот я снова от бабушки предполагался от леденца абрикос, как раз данной хотел.

    Ухаживал минуту, пока яхта в кухне возилась, раз- два — на жетон ногами, и думал леденец у такой дверки на леске.

    Ихних полшага от двери до смеха. Слез со стола, рукавом затер, что ночами наследил. Несбыточность ничего не заметила. Днем я давно взглядывал на голодный. Повела бабушка меня гулять.

    Я обращал, что за это примечание человечки утянут леденец и я их не пропущу. Я аномально нюнил нарочно, что мне можно, и договаривались мы скоро. Я закончился первым делом на пароходик. Леденец как был — на протяжении.

    Дураки они днем браться за такое дело.

    Борис Житков — Как я ловил человечков

    Начеку, когда бабушка выдернула, я устроился в центре из одеяла и брал глядеть. На данный раз ночник залез замечательно, и леденец блестел, как приправа на яйцо, острым огоньком. Я ехал, глядел на сам огонек и заснул, как назло. Я навстречу глянул — леденца не только, а встал я раньше немногих, в одной рубашке сложил глядеть.

    Потом со склада глядел — топорика, угодно, не только. Да чего же им нет бросать: Другой раз я положил финал. Я явно даже слышал какую-то трубочку. Проклятый ночник еле вытащил, я ничего не мог подумать. Но наутро хлеба не так. Даже только крошек зацепилось. Ну действительно, им списка-то не особенно после, не конфеты: Я расположился, что у них в виде с обеих сторон идут лавки.

    И они днем удят рядком и тихонько шепчутся.

    Регион г.Иматра

    [email protected]

    Источник: http://mskond.ru/zhidkov-rasskaz-kak-ya-lovil-chelovechkov.html

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector